О блудном сыне

Если вы пишите христианские стихи, и желаете поделиться с другими, присылайте нам по адресу: lotgchurch@hotmail.com

 

Блудный сын

Вернулся блудный сын к себе домой
О, как была противна злая доля
Покаявшись, решил с самим собой,
Что дальше жить со свиньями не стоит!

О да, он очень много натворил
И при живом отце забрал именье
И безрассудно всё то расточил,
Что папа долго наживал с терпеньем.

Ну да, сперва казалося на вид,
Что денег тех достаточно до смерти.
Не слышал он ни разум свой, ни стыд,
Лишь веселил свое гнилое сердце.

Конечно же никто так не богат,
Чтоб не работая, все время только тратить
Он был богат, но а теперь он раб,
Он в праве только свиньям ушки гладить.

И сидя у корыта для свиней,
Набивши плоть украдкою рожками,
Он не имеет собственных друзей
Общаясь только с грязными свиньями.

И тут пришел на память дом родной
Ну как же мне теперь туда вернуться?
Там мой отец, я рад, что он живой
Он примет, коль другие отвернутся.

Так и случилось, папа ждал его.
Он знал, что сын его побит судьбою,
Давно простил он сына своего
И ждал, что все равно придет домой он.

О, сколько радости, что сын вернулся в дом,
И что оставил у корыта гордость
И вновь любимым сыном назван он!
Но, по душе не всем пришлась та новость.

Был у того парнишки старший брат,
С которым вместе для отца трудились.
Он был готов прогнать его назад,
Когда вокруг все в доме веселились

И тут отец заметил по лицу,
Что чем-то старший сын его встревожен
И, как всегда приемлемо отцу,
Позвал его, чтоб радоваться тоже.

Но старший сын немного возразил
И дерзко упрекнул словами:
«Ты мне ягненочка не предложил,
Чтоб мог порадоваться я с друзьями».

Не ожидал отец такой напор.
Так вот что, мой сынок, тебя тревожит?
А ну-ка посмотри на этот двор*
Всему, что видишь, ты хозяин тоже.

Ты силен думать только о себе
Единым сыном хочешь оставаться?
Подумай-ка о нем, он брат тебе
И Бог ему дал силы не сломаться.

Я сам ему позволил, чтоб уйти
Ему ведь, знаешь, не понять иначе,
Что счастья ему в мире не найти.
Я долго ждал его скорбя и плача.

Ведь только так он силен был понять,
Что все же нужно было жить с родными,
Когда пришлось хитон последний дать,
Чтоб напитаться блюдами свиными.

И хоть теперь он нищий и худой
В лохмотьях грязных бедный мой сынишка,
Но нам с тобой он вовсе не чужой,
Он твой родной, единственный братишка.

И обо мне подумай, наконец,
Все эти годы мне давили сердце
Я вас люблю, я ваш родной отец,
Вы для меня родней всего на свете.

Не всем дано понять любовь отца
Ну почему так милостив он к детям?
Порой прощает черствые сердца,
Давно достойные удара плети.

И я надеюсь, прочитавшим стих
Мораль его давно уже понятна,
Что в человеке, кто оставил грех,
Давно омыты Богом злые пята.

Куда бы не свернул твой брат с пути
Какой бы ни был для тебя он черный
Знай, Бог простил и ты его прости,
Ведь ты когда-то тоже был прощенный.

И если Бог его не наказал,
Простил его и снова назван сыном,
То значит брат давно все осознал
И не пошел устраиваться к свиньям.

И если в твоей немощной душе
Ты осудил его былую слабость,
Молись о том, чтоб не грешить тебе
И не утратить в сердце мир и святость.

О дай же Бог, чтобы в церквах Христовых,
Когда вернулся брат наш с покаяньем,
Мы не имели лишних разговоров,
Но радовались, что он снова с нами.

Сергей Хивренко Spokane, WA

Блудный сын

Грозы не будет, там, на небосводе,
На фоне тёмно — серых облаков,
Надежды ласточка, ликующим полётом
Перечеркнула замыслы богов

Грозы не будет- значит будет солнце,
Я вновь увижу небо голубым!
К Тебе, Отец, Твой блудный сын вернётся,
И молча припадёт к ногам Твоим святым.

И Ты за зло мне милостью заплатишь,
Вновь заповедь любви мне явишь наяву,
Рукой пронзённою, с любовию погладишь
Мою отцветшую, поникшую главу.

И через раны на Твоей ладони
Мой разум обагрит Твоя, Спаситель, кровь,
И совестью своей к распятью пригвождённый
Я оценю Твою бесценную любовь.

Я вспомню, как меня земные боги
Заставили покинуть отчий дом,
Как я обезумев кричал Тебе с порога:
«Мне надоело быть Твоим рабом»

Как с той поры царь тленного богатства
Мне отчество своё любезно предложил:
«Я дам тебе престол и пол земного царства,
А ты мне только душу одолжи»

И позабыв о святости и чести,
Во имя плоти мерзостной своей
Я в мир ушёл от родины небесной,
В порочный край мучительных страстей.

Растратив душу, молодость, здоровье,
Я проклинал злосчастный выбор свой,
И вырастали пред потухшим взором
Глаза Отца с застывшею слезой

И мысли о сердечном раскаяньи
Тревожили мне душу без конца,
И всё быстрей росло во мне желанье
Вернуться в дом Небесного Отца.

Но «отчим» мой мне чашу предлагая,
Шептал как змей: — «Не торопись, сынок,
Ещё пол — шага до земного рая,
Ещё один, единственный глоток».

И одурманенный его лукавым зельем,
Себя совсем не помня, сам не свой,
Я добровольно шёл к открытой пасти змея,
Как вол идёт на собственный убой.

И лишь когда поблекли сердца страсти
Из глубины души раздался стон:
«Я жизнь растратил, но а где же счастье?
Где твой хвалённый царственный престол?»

И князь греха, с улыбкою спокойной,
Меня к корыту смрадному подвёл,
И в мутной жиже дьявольского пойла
Я, вдруг, увидел- до чего дошёл!

И там, средь торжества животного престола,
Средь визга злобного прожорливых свиней,
Я, вдруг, услышал тихий Божий голос:
«Я жду тебя, сынок, вернись скорей»

«Не верь мой верный раб святым реченьям,
Ты обречён на смерть твоим Отцом,
Тебе Он приготовил вечные мученья,
Сгустились тучи, скоро грянет гром!»

Но больше не внимал я голосу мамоны,
А горестно кричал: «Прости, Отец, молю,
Я милости Твоей, Спаситель не достоин,
Но дай мне умереть в родном краю.

За мерзости свои, грехи и преступленья,
Из рук Твоих я смерть принять готов,
Но, вдруг, о чудо, грянуло прощенье
На фоне тёмно- серых облаков!